Авторы те же

Перед Толиком стояла здоровенная кружка с пивом, это была уже третья. Он сидел, завернутый в простыню, на мягком кожаном диване. Когда после всех дел мужики предложили ему остаться на выходные, он согласился сразу. И сейчас сидел, расслабленно думая о чем-то простом, и наслаждался покоем.
Достойнейший, вспомнилось сказанное странной теткой. Культурная женщина, медленно подумал Толик, надо Лермонтова почитать.
Посмотрел в окно. Там ветер раскачивал верхушки сосен, облака неслись по голубому небу, лес шумел. Как хорошо, подумал Толик и заснул.
Он спал, и ему снился сон. Сначала появилась недавняя пассажирка, державшая в руках сумку его бабушки с двумя шариками — никелированными застежками. Мартыыноов, сказала она, ласково кивая головой, и исчезла. Потом проскакал на коне мужик в кителе и фуражке с пером, ноги у него были босые. Кавалергард, понял во сне Толик, в ночное мчится. А потом сразу вокруг оказалось море! Толик бежал по берегу, разбрызгивая теплую воду, зайчики слепили глаза, Толик бежал, бежал, бежал — и был счастлив.
Обычно во сне если бежишь, то не останавливаешься, потому что убегаешь от кого-то, но сейчас Толику снился совсем другой сон, он понимал, что бежит как раз к кому-то. И вот он остановился. А из моря, блестя на солнце мокрой кожей, к нему подходила она – его Незнакомка! Голову держала в профиль, боком шла. Профиль был тот самый, прекрасный! А вот фигура была от Верки, хорошая фигура, кстати. Начинался совсем хороший сон.
Но вдруг… вдруг шум прибоя стал резче, прерывестее, стал напоминать хруст сминаемой в вокзальной уборной газеты, а потом Незнакомка вдруг сказала тонким голосом: пип пип пип пип. И после этого закричала неприятно: паашел вон, вон, урод конченый! Пип пип пип пип!
Почему конченый? с этой мыслью Толик и проснулся. Перед ним на столе работал старый телевизор, именно оттуда и неслись странные шуршащие звуки и пиканье. Рядом на диване сидел тоже в простыне мастер с лесопилки, пил пиво. На экране какая-то полуголая девица, выпучив глаза, орала матом на длинного малохольного паренька и ловко била ему по лицу маленьким кулачком. Запикивают матерок-то, добродушно сказал мастер.
Что это? спросил Толик, ничего не понимая, почему это она?
Прораб любви, ответил мастер, после баньки всегда смотрим, про любовь, блядь, шоу. И хлебнул пива.
Через пятнадцать минут Толик вдруг понял, что это и есть та передача, которую он должен был смотреть как раз сегодня, следуя плану единения с Незнакомкой. То ли сон еще не прошел, то ли пиво подействовало, но Толик решил, что именно эту передачу сейчас она и смотрит. От такой мысли ему стало просто нехорошо.
Да не может быть, да нет… стал переживать Толик, тут надо разобраться. Да не может быть такой передачи каждый день. Человек и закон? cпросил он мастера с надеждой, это вечерний выпуск? Вечерний, подтвердил мастер, прораб любви, блядь, любовь строят, строители хуевы.
Нет, подумал Толик, этого не может быть, чтоб каждый день такое смотреть. А если у неё телек сломался? Точно, сломался, иначе бы она Культуру смотрела. А со строителями этими тоже разобраться надо, это что же по телеку творится стало?! А это еще кто такая?
А это и есть прораб, сказал мастер и выпил пива.

Комментарии

4 комментария

  1. 1. Herzchen7 Октябрь 29, 2008 0:20

    извините, но вроде был уже кусок про голосующую тетку в предыдущем рассказе про Толика…

  2. 2. пепелац Октябрь 29, 2008 1:30

    Сказал мастер и выпил пива…
    «И немедленно выпил.» — единственное что оставил Веничка от целой главы своей бессмертной поэмы.
    Но нынче дамы стали ушлые и не норовят тут же прочесть, даже когда их не предупреждают об опасности.

  3. 3. Afanassy Октябрь 29, 2008 1:38

    Лишнего отрезал, пардон

  4. 4. BSV Октябрь 29, 2008 2:11

    Мечта Толика о вечной халяве! Очень понятно!

Вы должны быть авторизованы для комментирования.