Авторы те же

Приближаясь к бару, Спартак мрачнел с каждым метром. Пластиковую дверь с надписью «работаем от 16 до 4 утра» открыл несильным, но уверенным пинком. В баре было пусто и приятно пахло жидкостью для мытья полов.
— Привет!
За стойкой никого не было видно.
— Ну, че, кто хочешь, заходи, что хочешь, бери? громко спросил Спартак.
Он умел говорить на соответствующем обстановке и окружению языке, оправдывал ожидания.
Из-под стойки поднялась кудрявая черная голова. Так… тут еще и Алина сегодня, совсем расстроился Спартак, не лучший расклад для приятного вечера, да просто говно расклад, так прямо и скажем.
Алина была девушкой не злой, но раздражительной и сильно крикливой. К ночи она всегда была на взводе, клиент к тому времени уже шел тоже прилично бухой и нервный. Обстановка накалялась, за столиками и у стойки начинались всякие перепалки, иногда и до драк доходило. И двери в ее смену вышибали, и стулья о голову ломали, и посуду били без счета. Спартака давно уже никто не трогал, но драки мешали петь. Спартак тут пел, пел хорошо и с душой. Завсегдатаи признавались, что без него скучно и иногда звонили на мобильный, прося прийти разогнать тоску.
Вот и сегодня Спартаку очень захотелось петь. И выпить. От души.
— Привет, что будешь?
— Сто водки, лимончик и чего есть пожрать.
— Чахохбили есть, только сготовили.
— Давай.
Алина ушла на кухню, Спартак взял пульт от ящика, висевшего на стенке за стойкой и защелкал каналами.
Тормознул на занятной картинке — рыжеватый парень лет тридцати волок за волосы по садовой дорожке лохматую девицу. Девка, визжа и ойкая, пыталась схватить его за руку, но он не давал ей такой возможности, отодвигался и повторял: все, сука, доигралась! На заднем плане за происходящим тупо наблюдали человек десять. Лохматой удалось зацепиться за какие-то чахлые кусты, насильник бросил ее и начал пинать ногами, тут зрители, наконец, очнулись и с шумом оттащили его от девицы.
Звук у картинки был какой-то странный, нечистый.
— Это че, сериал новый? — спросил Спартак у Алины, которая уже принесла водку и лимон.
— Это про раб любви.
Спартак поморщился.
— Рабынь любви надо говорить. Про проституток что ли?
— Прораб любви, как на стройке прораб. Шоу такое, риалити. Их туда завозят, и они там с друг другом любовь строят. У кого лучше получится, тот победит и ему дом дадут или квартиру в Москве.
— Друг с другом надо говорить. И что, прямо трахаются?
— Не показывают пока. Иногда ночью под одеялом – ничего не видно. А так они все время ругаются, смешно.
— Девок пиздят, как эту?
— А, до этой если хоть докоснешься, она сразу истерику закатывает, она со всеми так.
— Дотронешься надо говорить, поправил Спартак, вот идиоты! Раз про любовь, то как трахаются надо показывать. А тут за волосы мордой об асфальт и ногами по почкам, бьёт – значит любит, что ли? Совсем они там в телеке охуели, переключай.
Алина послушно взяла пульт, переключила на Спорт, она еще трезвая была. Принесла тарелку с дымящимся чахохбили. Спартак опрокинул рюмку водки, откусил лимончика и принялся за курятину, макая в густой соус свежий ржаной хлеб.

Комментарии

7 комментариев

  1. elf 1. elf Октябрь 5, 2008 23:44

    маловато будет

  2. Ovis 2. Ovis Октябрь 6, 2008 1:10

    Прелесть какая! Эта линия со Спартаком просто замечательная. Бэсс?

  3. таракашечка 3. таракашечка Октябрь 6, 2008 7:57

    «да просто говно расклад, так прямо и скажем» — чувствуется рука Афанасия 🙂

  4. Apt pupil 4. Apt pupil Октябрь 6, 2008 11:33

    эээээ….юя

  5. Sviro 5. Sviro Октябрь 6, 2008 18:36

    и опять всё возвращаеца к домудва>_<аааа

  6. Sviro 6. Sviro Октябрь 6, 2008 18:37

    Но за культуру речи спартанскую -спасибо!

  7. 7. martin_marlen Октябрь 7, 2008 11:41

    Есть у меня мыслюшка, что редкий читатель просто не понимает, зачем это надо, и как реагировать, чтобы никого не обидеть.

Вы должны быть авторизованы для комментирования.