Авторы те же.

Ну почему это меня не интересуют проблемы секса? спросил Саша, они меня интересуют.
Саша сидел в баре, куда забежал дождь переждать. Он ходил по улице с исследовательскими целями, а дождь помешал. В баре Саша сел за столик, где уже трое устроились, мест было мало. Дождь затягивался, и Саша решил поесть. Ему принесли борщ и предложили выпить, но он отказался, сославшись на занятость.
Трое соседей, видимо, были хорошо знакомы друг с другом и уже давно тут сидели, поэтому Саше обрадовались и стали с ним разговаривать. Их звали Иванов, Спартак и дядя Коля.
Беседа развивалась не очень стандартно, про политику вообще не говорили, спортивные темы тоже не затрагивали. Видимо потому, что одежда Саши была очень необычна, а на груди у него висел бинокль, стали разговаривать про секс. Причем Иванов разговаривал матом о простых вещах, Спартак больше молчал, искоса поглядывал на Сашу и пил пиво, а дядя Коля все время смеялся.
Да не пизди нам, сказал Иванов, какой из тебя ебарь? Разве я утверждал, что я ебарь? поднял брови Саша, мой интерес носит характер перформанса. Это что, в жопу? догадался Иванов. Спартак поморщился и пояснил: да нет, это искусство такое, типа веревку на Васильевском спуске натянуть, подождать, пока мент споткнется, сфоткать по-быстрому и бежать. Вот это, блядь, по-нашему! обрадовался Иванов, а если поймают? Дядя Коля захохотал.
Да меня не ловили, стал рассказывать Саша, наоборот, а тут кроме борща есть что-нибудь? Сейчас пока нет, сказал Иванов, давай дальше рассказывай. Ну вот, подумал Саша, работа любит борщи, жри и не ропщи. Я, продолжил он, пришел как-то на Красную площадь, а там как раз Карл Маркс с Лениным стояли, с туристами снимались. Знаю, сказал Иванов, эти два хуя там всегда стоят. Не перебивай! сказал дядя Коля и засмеялся.
Ну, я спросил, сколько они берут за фотку, продолжил Саша, сто рублей оказалось, я и попросил их в фотосессии поучаствовать за пятьсот каждому. Они, как узнали, что я хочу, по тысяче стали требовать, но я деньгами не кидаюсь, сошлись на шестистах.
Саша замолчал и стал есть подостывший борщ. Ну, а дальше? стал спрашивать Иванов, дальше что? Дай поесть человеку, поморщился Спартак. Дядя Коля заржал.
А дальше я их в позы поставил, сказал Саша, доев борщ, сначала Ленин с Карлом Марксом стал сексом заниматься в попу, а потом Карл Маркс с Лениным. В жопу, что ли? уточнил Иванов. Дядя Коля от смеха чуть не покатился. Ну да, сказал Саша, а как еще? Они же в костюмах.
Да, сказал Спартак, потягивая пиво, а что ж менты, не забрали тебя? Нет, ответил Саша, мента я попросил фотографировать, когда я стал с Лениным сексом заниматься, а Ленин с Карлом Марксом, мы втроем так встали и пальцами указывали в разные стороны – я на Василия блаженного, Ленин на мавзолей, а Карл Маркс на Гум. Это все мне обошлось в две двести. Это ты менту, получается,  тыщу дал? спросил дядя Коля, перестав смеяться. Да, ответил Саша, он две просил.
Ну и зачем ты это всё делал? На хуя, в смысле? спросил Иванов. Это не всё, сказал Саша, я такие же фотки сделал в Петербурге около Спаса на крови, там Петр первый и Екатерина стоят. Там подешевле вышло, полторы тыщи всего. А потом я все фотографии в Третьяковку продал. Ух ты! восторженно сказал Иванов, а сколько там дали? А они просили не рассказывать, сказал Саша, коммерческая тайна искусства.
Все замолчали. Саша посмотрел в окно – дождь продолжался. Барменша стала щелкать пультом телека, который на стене висел. Эй! крикнула она, глядя на Спартака, твоя передача начинается! Наша, поправил Иванов, мы тоже смотрим, а ты как? и посмотрел на Сашу, про прораба глядишь, ебать её в рот? Пока нет, ответил Саша, сейчас посмотрю. Это мы так, немного смущенно сказал Спартак, отдохнуть-то надо.
Передачу начала Анфиса Кочерга. Это ж Кочерга! удивился Саша, и тут она? Это прораб, пояснил Иванов, ебать её в рот! А остальных по именам внизу пропишут, сам увидишь.
Кочерга сказала со смешанным чувством удивления и назидания: вот, ребята, некоторые многие годы бегают везде, влюбиться хотят, а у нас в передаче пришел Усман и тут же с Люсей влюбился на всю жизнь. Дальше вступил голос за кадром: Сися Хлеборезова уже не заразная, и ее решили больше не держать в больнице. А Груша с Чарликом поехали купаться в море, т.к. Груша начала немного сходить с ума и Политруков разрешил ей отдохнуть.
Переместились в женскую спальню. Это Люся, сказал Иванов, ебать её в рот! Люся сказала: я всегда загадываю, это у меня такая последовательность предположений, например: если утром встречаю Каркасного с ведром, то Астролябию нашу  уже не встречу, но если все же, не дай бог, встречу Астролябию с чем-нибудь в руках — быстро убегу обратно, в этом случае сбудется следующее предположение о возможной встрече с Кочергой, но если в коридоре будет стоять Сашка, то интересно, почему он еще на проекте? Пойду-ка на кухню, погляжу на обстановку.
Пошла Люся на кухню. Она, сказал Иванов, загадала, что если будет что пожрать — то хорошо, а если нет — то плохо. Дядя Коля захохотал.
И точно, на кухне Усман быстро что-то доедал, а, увидев Люсю, еще быстрее что-то допил, Люся вернулась в спальню. Вслед Усман пришел. Дальше началась реклама.
После рекламы показали свидание Люси и Усмана на лошадях. Сашу это свидание удивило стремительностью развития отношений. Рыжик мой, дорогой рыжик, милый рыжик, страстные поцелуи, объятия, признания типа: прыгай со своей лошади на мою лошадь ко мне, да, я хочу к тебе на лошадь. На сеновал? Да, немного хочется.
А завершение свидания совсем поразило. Усман просто деловито повернул Люсю к себе её здоровенной попой и ласково стал обнимать за живот, тесно прижимаясь и приговаривая: неужели это все будет моим. Просто камасутра.
Потом показали двор какой-то дачи, валяющиеся стройматериалы и Кочергу, она распорядилась: наши пидоры сегодня убираются, остальные пусть одеваются в фольгу пришельцами. Все нарядились и пошли к ассенизационным канализациям. Кочерга увидела открытый люк и говорит ребятам: а вот сюда меня головой вниз опустите, будет смешно. Орать начала, не дожидаясь, пока ее за ноги возьмут, упреждающе. Опустили с удовольствием, люком закрыли и на люке поплясали. Творческая находка, сказал Иванов, просто заебись! Опять рекламу стали показывать.
Потом показали кухню, где питались. Девушка Саша встала и говорит: вот вам, суки, за яйца! Тезка твоя, ебать её в рот, сказал Иванов, это не баба, мы подозреваем — мужик.
Получи, фашист, гранату! сказала Саша мужским голосом и стала обливать Каркасного и Волобуева кефиром. Ребята ее чуть не убили, саму этим кефиром залили, но на штаны Каркасному тоже попало. Как он стал возмущаться! Это мои парадные штаны!
Бойкот ей, бойкот! закричала Сися Хлеборезова, на которую тоже попало. Сидят они все в кефире и ругают Сашу злобно. А Кочерга махнула ручкой и сказала: всем молчать, дискуссию закрываю, теперь будет новое правило: вы новых участников посвящаете, как можете, зато участник вас потом тоже обосрать, вернее освятить, может. Точка. Иди, Каркасный, мой штаны, пока не засохло.
Вот такая, блядь, передачка, сказал Иванов, понравилось? Я не очень понял, сказал Саша, а про что это? Как про что? удивился Иванов, про любовь и про секс, непонятно разве? Пидор этот Усман, вдруг сказал Спартак, в плохом смысле пидор.
Саша посмотрел в окно, дождь кончился. Ну я пошел, сказал он, вставая, приятно было познакомиться. Заходи! пожал ему руку Иванов, про пидорформансы расскажешь! Дядя Коля захохотал. Заходи, сказал Спартак, посидим, поболтаем

Комментарии

5 комментариев

  1. 1. NONOVLON Октябрь 31, 2008 4:40

    Жэка, это пиздец. Права Помощница. Сознайся, я был прав!?

  2. slon-mango 2. slon-mango Октябрь 31, 2008 16:19

    Афанасий я Вас обожаю..

  3. slon-mango 3. slon-mango Октябрь 31, 2008 17:02

    NONOVLON..
    а ты нытик………..

  4. slon-mango 4. slon-mango Октябрь 31, 2008 17:08

    Фигли гадости говорить..
    Для этого много ума ж не надо Ъ..

  5. flo 5. flo Октябрь 31, 2008 18:28

    Наконец-то просто очень смешно!

Вы должны быть авторизованы для комментирования.