Сибирь спасет Россию, сказал холоп. Это да, сказал муж Собчак артист Виторган, и они выпили, сидя на кухне, куда Виторган пригласил холопа. Холоп вчера притащил Собчак из Сибири, где её два здоровенных сибиряка окунули в прорубь. Москву сибиряки один раз уже спасли, вспомнил Виторган. Это да, сказал холоп, и они выпили. А Сибирь кто спасет? визгливо спросила из комнаты бабушка Нарусова, напевая сибирскую колыбельную младенцу. Китайцы, хором ответили холоп и муж Собчак артист Виторган, и они выпили. Из спальни, где Собчак иногда отдыхает, раздалось покашливание. Главное, рассудительно сказал Виторган, чтоб она не померла. Это да, сказал холоп, главное – чтоб до выборов не померла. И они выпили.

Гони в Новосибирск, сказал холоп, и ватник одень, никаких этих, как их, карденов, короче. Есть, есть у меня один свитерок! обрадовалась Собчак, из мест заключения избирательница прислала в подарок. Годится, сказал холоп, за свою сойдешь. Ну, поехала Собчак в Новосибирск, приехала обратно расстроенная. И сразу к холопу. Меня, говорит, там один хер доставать начал, про люстрацию требовал. Холоп побледнел, лицом стал похож на Ленина без усов, крупными каплями холодного пота потек. Никогда! зашипел, никогда! Забудь! Это слово забудь! Чтоб ни разу! Чего захотели! Еще чего! Молчать! Чего ответила? И замер в неподвижности, тяжело глядя на Собчак. Читать далее…

Вернулась Собчак с Бали расстроенная. Не выбрали её там президентом, ушлый народец на Бали оказался. Приехала, а холоп и говорит ей заговорщицки: Волков приехал, на Эхе сидит. Идем пиздить Волкова! обрадовалась Собчак, за мной! Дела у меня, сказал холоп, а ты вот возьми холопчика вместо, у него и камера наготове, наш товарищ, проверенный. Пришла, короче, Собчак на Эхо и говорит: где тут эта гнида Волков? А вот, испуганно сказал один местный товарищ, в студии у аппарата, у него эфир через 2 минуты. Читать далее…

Идет Собчак по улице, рукой махнет – речка образуется, другой махнет – птички из рукава вылетают. Ногой тряхнет – землетрясение в ближайшем штабе, другой тряхнет – Кремль шатается. Люд простой навстречу шагает, улыбается радостно, шляпу снимает – царица, говорит, матушка родимая! Да не царица я! скромно отвечает девушка, кандидат пока. И идет дальше, только волосики развеваются, да снег шелестит под сапогом скрипучим, сафьяновым. А позади царицы нашей плетется муж Собчак артист Виторган – издалёка виден!. И говорит всем: не слушайте её, царица она уже, царица, а не кандидат! А я царь! Идут так они суженые ряженые, народ радуют. А совсем позади холоп малой скоростью на самокате зимнем трещит спицами. И что-то в книжечку записывает, гад. А народ ему пальчиком грозит. Грозит да поговаривает: вот ужо мы до тебя доберемся.

Чего у нас актуального? спросила Собчак. Причисление Ленина к лику святых согласно мавзолейным мощам, сказал холоп. Поножовщина в школе, сказал муж Собчак артист Виторган. Понос у нас, сказала из комнаты бабушка Нарусова. Так что брать на вооружение? не поняла Собчак, куда будем ориентироваться? На Ленина, сказал холоп. На поножовщину, сказал Виторган. Это одно и тоже, сказала из комнаты бабушка Нарусова, вот, опять обосрался, вы чего ему давали? Я пошехонского немного дал, признался Виторган. Идиот, сказали все хором, вот тебе тогда и нож в руки. Читать далее…

Афонасий сильно меня тут сегрегировал и не давал в эфир из-за моей словесной остроты. Тут баба его помощница и свалила. Видать, за кордон. Ну, я его на гоп-стоп купил, и он раскололся. Люблю, говорит со старшей группы садика для детей с большевицким уклоном, проверка, получается, чувств.
А рассказы его стали на вой в зимнем лесу похожи, или помните ТРИ МЕДВЕДЯ. Первые два лица, как всегда, засекречены, а третий Афонасий.
Тут он ко мне пришёл — жуть полная. Маленький рулетик, просто натуральный карбонат в красном перце. Я так расстроился, а он уже за порог и ручкой сделал. Читать далее…

Хочешь стать президентом? спросил Собчак муж Собчак артист Виторган. Хочу! не стала скрывать Собчак. Хоти, сказал холоп и допил пиво, это даже не бесплатно. А сколько мы заработаем? забеспокоился Виторган, ты мне что-нибудь купишь? И посмотрел на супругу. Собчак вздохнула, праздники прошли, и корпоративов пока больше не намечалось. Тут из комнаты вышла бабушка Нарусова с младенцем в руках. Читать далее…

Не хватило на дрона патрона

Доброта прёт,йопта,из всех щелей.

Как там, спросила Собчак, как там Белковский с ЭЙПЦ борется? Он же обещал? Звоню, сказал холоп и набрал на служебной мобиле Белковского. Слышь, хер, сказал холоп, ты как там с ЭЙПЦ борешься? Ни хея не боюсь, сказал Белковский и повесил трубку. Не понял, сказал холоп, непонятно он говорит, Ксения Анатольевна, то ли ни хера не боится, то ли ни хера не борется. Обои плохо, сказала бабушка Нарусова, не давай ему больше денег, сама борись. Нет, сказал холоп, с ЭЙПЦ можно только ему бороться, а вам нет. Я тоже могу, сказал муж Собчак артист Виторган, выходя из кухни с ножом. Зачем ножик? испугался холоп и спрятался за спиной Собчак. Пошехонский резал, удивился Виторган, а ты что подумал? Короче, и Виторгану запретили с ЭЙПЦ бороться. Так что теперь непонятно с предвыборным обещанием Белковского. И вообще – кандидат Собчак, а обещает Белковский. Где, короче, правда, брат? Тьфу — друг, товарищ и брат.

Сидят ребята за столом и молчат. Муж Собчак артист Виторган не выдержал и говорит: эх. Блядь, ответила бабушка Нарусова. Ну, сказала и Собчак, повернув тело на холопа, чего теперь делать? Не указано пока, пожал плечами холоп. А чего указывать, цинично сказала бабушка Нарусова, больше ничего не придумать – на каналах стояла, штабов организовали, как поганок в осенне-летний период, бабла собрали немерено. Если лишнее, встрепенулся холоп, то на единого кандидата надо перебросить. Нету! закричал Виторган, мы еще в магазин не сходили, ты мне что-нибудь купишь? И посмотрел с надеждой на Собчак. Та погладила его по животу и вздохнула. Читать далее…

Ну что, спросила Собчак холопа, как там со сбором подписей? До хера подписей, бодро ответил холоп, тыщи четыре уже собрали. Это мои преданные поклонники! с гордостью сказала Собчак, а сколько надо вообще? До хера надо! радостно сказал холоп, соберем! Как почта заработает – так и соберем! И отправим. А пока страна лежит, пока самим придется в Москву ехать с мешками. Какими мешками? удивилась Собчак, в какую Москву, мы где вообще? И стала озираться. Да это ходоки из глубинки в Москву попрутся, мы им дорогу оплачиваем, отбоя нет, вон, один уже приехал, открывай дверь! Открыли. За дверью стоял весь в снегу и опилках бородатый ходок из глубинки. Тут, говорит, собачка говорящая живет? На ВДНХ, это на ВДНХ, стал выталкивать ходока холоп, это не к вам, Ксения Анатольевна! Стой! закричал из кухни ходоку муж Собчак артист Виторган, я с тобой! А нету среди ходоков, чтоб с младенцем посидеть? спросила бабушка Нарусова, я тоже на ВДНХ хочу. Короче, холопа приспособили к младенцу. Пистолет свой он в сахарницу спрятал и халат одел. А все на ВДНХ поехали, интересно же, и Собчак тоже. Там, говорят, и на Гагарина можно посмотреть.

Пришел сегодня холоп радостный. Что, говорит, Ксения Анатольевна, не минировали тебя еще? Нет, перепугалась Собчак. Поздравляю! потер руки холоп, сегодня заминировали! С почином! Заходи, ребята. В квартиру вошли двенадцать человек в спецодежде, предохраняющей от атомной бомбы, с приборами. Всем покинуть помещение! раздался голос, искаженный мегафоном. Не могу, простонал муж Собчак артист Виторган, я второй день выпивши… Тогда и я не пойду, сказала бабушка Нарусова, мне уже терять нечего. И сунула младенца в руки Собчак: ты покидай. Я остаюсь с семьей, гордо сказала Собчак, неловко принимая младенца, так и запишите. Это она корреспондентам сказала, которые в дверь заглядывали. Читать далее…

В Ленобласти есть, оказывается, такая типа компания старых пенсионеров-начальников. Им там за восемьдесят, старого закала старички, проверенные. Раньше были старые большевики со своим домом отдыха в Репино, еще есть ветераны КГБ, вроде так называются, разные, короче, ветеранские группировки есть. И вот нынешние областные начальники решили под Новый год порадовать старичков культурным мероприятием. А что в Ленобласти есть для них занимательное? Танковый полигон. Решено было показать ветеранам танцы танков! Что это такое, я не знаю, но представить могу. И вот аккурат в католическое Рождество или где-то рядом привезли их на место, выгрузили около леса. Из леса к старичкам выехали два танка в рабочем состоянии и в качестве приветствия дали два выстрела. После этого наши ветераны оглохли. Сразу. Натурально оглохли. Все. Тот, который это рассказывал, теперь ходит со слуховым аппаратом. Но все живы остались! Это и есть счастливый конец, который присутствует во всех святочных рассказах.